Сергей Курёхин — Про мудаков и клизмы из какао

Два фрагмента из малоизвестного интервью Сергея Курёхина и Александра Дугина. Разговор состоялся предположительно в конце 1995 года. Название СМИ выяснить не удалось.

*    *    *    *    *    *    *    *    *    *

Сергей Курёхин:

Национал-большевик должен уметь ходить по углям, летать и вставлять врагам клизму

Наша газета не пишет о политике. Однако в канун выборов в Думу мы решили сделать исключение. Тем более, что политика, с которым провёл интервью наш корреспондент, мы больше привыкли видеть на сцене. Автор грандиозных концептуальных шоу Сергей Курёхин сделал свой выбор. Об этом ниже.

*      *      *

Корр: — Скажите, кто может стать членом партии национал-большевиков? Это может сделать каждый желающий?

С. Курёхин: — Пока ещё каждый желающий, который полностью разделяет идеологию национал-большевистской партии. Но потом будет строжайший отбор, потому что уже выработана вся теоретическая и идологическая часть… Причём народу к нам всё больше и больше приходит. Хотя партия совсем молодая. Я думаю, что через год…

Корр: — Как происходит формально приём в члены партии?

С. Курёхин: — Это вы у Александра Евгеньевича спросите, потому что я не член партии. Александр Евгеньевич, как происходит формально приём в члены партии?

А. Дугин: — Человек проходит испытания, связанные с йогическими упражнениями…

С. Курёхин: — Дыхательного характера.

А. Дугин: — Да, с углехождением…

Корр: — С углехождением?!

С. Курёхин (смеётся): — Углехождением!

Корр: — То есть, простите, если я не смогу пройти по горящим углям…

С. Курёхин: — Почему по горящим, мы не говорили про горящим…

Корр: — Ну по тлеющим…

С. Курёхин: — Почему по тлеющим?

Корр: — Просто по холодным?

А. Дугин: — Если человек просит, можно остудить, водой облить…

Корр: — Значит, это является основным критерием для приёма в члены партии?

С. Курёхин: — Ничего подобного! Критериев так много!

А. Дугин: Только пройдя испытательный срок человек может стать членом партии.

Корр: — А что входит в эти испытания? Помимо углехождения…

А. Дугин: — Ещё надо уметь запоминать сны. Собственные.

С. Курёхин: — Желательно уметь летать…

А. Дугин: — Это как в розенкрейцеры принимали в средневековье, в семнадцатом веке, там одно из условий было — знать все иностранные языки.

Корр: — У вас, я надеюсь, достаточно двух-трёх-пяти языков?

А. Дугин: — Да, для нас этого вполне достаточно.

* * * * * * *

А. Дугин: — Одно агентство фотомоделей перешло на нашу сторону совсем недавно, и к следующим выборам человек тридцать-тридцать пять красивых девушек…

Корр: — Простите, но девушки же не могут баллотироваться…

А. Дугин: — Почему не могут?

Корр: — То есть вы будете выставлять манекенщиц на выборы?

А. Дугин: — Я говорю, они сейчас целиком переходят на нашу сторону, правда ещё должны пройти углехождение, возникают проблемы, потому что у них постоянно съёмки… Они готовы вступить коллективно в партию, именно поняв, что для нас определённый имидж людей играет значительную роль, внешнее — это же отражение внутреннего…

Корр: — А это массовое мероприятие будет — хождение по углям манекенщиц?

А. Дугин: — Ну, как вам сказать… Всякий раз мы стараемся изобрести что-то новое.

Корр: — Мы могли бы получить аккредитацию на это событие?

А. Дугин: — Хорошо, если мы примем решение в партии сделать его более широким…

С. Курёхин: — Дело в том, что мы сейчас начинаем репрессии ещё… И в связи с репрессиями…

Корр (робко): — Вы только что говорили, что ваша партия противница насилия и репрессий…

С. Курёхин: — Я не говорил, что она противница насилия и репрессий, это вам показалось, это вы как бы из своего какого-то… Но репрессии мы проводим не против каких-то социальных слоёв, а против мудаков. Против мудаков, дегенератов и козлов.

Корр: — А скажите, каков критерий определения…

С. Курёхин (весело): — Вот это все спрашивают. Это решает сам мудак. Он должен для себя решить: мудак он или не мудак. И как только он решит, он к нам приходит и говорит: вот, я мудак, и давайте, занимайтесь репрессиями.

Корр: — И как вы его будете репрессировать?

С. Курёхин: — Ну, пока мы ещё не решили. Мы же не у власти. Вот когда придём к власти — посмотрим. Может быть, будем закармливать шоколадом до смерти. Или — клизма из какао, двадцатилитровая.

Корр (пытаясь пошутить): — Я думаю, что в таком случае большинство сознательного населения признает себя мудаками…

С. Курёхин: — Это провокация. Вот вы выдержите двадцатилитровую клизму из какао?

Корр (с надеждой): — То есть вы предлагаете массовые расстрелы заменить массовым вставлением клизмы?

С. Курёхин (многозначительно): — Я ничего не предлагаю.

Источник